Новый взгляд на старые истории: Как и зачем Disney делает киноремейки своих мультфильмов?

Экономическая надёжность

Первый игровой ремейк мультяшной истории Disney случился ещё в 1996 году, когда на экраны вышел фильм «101 далматинец». Сборы тогда превысили бюджет почти в 6 раз, однако продолжать массово делать перезапуски студия не стала. Для этого потребовалось почти 15 лет и более крупный успех – выход в 2010 году «Алисы в Стране Чудес». При бюджете в 200 млн долларов экранизация собрала чуть более миллиарда в прокате. С этого момента Disney стал всё чаще доставать с полок свои классические истории. Через четыре года студия выпустила «Малефисенту», трактовав её как обновлённую сказку о спящей красавице. С тех пор каждый год выходит как минимум один ремейк — «Золушка» (2015), «Книга джунглей» (2016), «Красавица и чудовище» (2017) и дальше по списку.

Объединяет эти истории экономическая надёжность — это знакомые зрителям от мала до велика сказки, ещё при первом прокате получившие признание со стороны киносообщества, а главное – широкую популярность в массах.

Например, «Король лев» в 1995 году завоевал две премии «Оскар» и собрал в прокате рекордную на тот момент сумму для мультфильма, побить которую получилось только у «Холодного сердца». Люди, смотревшие эти мультики в раннем возрасте, уже сами стали родителями и теперь ведут в кинотеатры своих детей. Проверенность этих сюжетов годами и игра на ностальгических чувствах даёт студии гарантию, что фильмы не просто окупятся, но и принесут прибыль, что подталкивает к увеличению оборотов. С точки зрения огромной компании это намного выгоднее, чем вкладываться в новый проект, сборы которого невозможно спрогнозировать. Тем более, последние новинки Disney, снятые по неизвестным историям, были достаточно холодно встречены публикой (например, высокобюджетный блокбастер «Джон Картер» даже не окупился в прокате).

«Алиса в Стране Чудес» (2010)
«Алиса в Стране Чудес» (2010)

Disney использует конвейерный подход, но не перестаёт уделять внимание качеству игровых картин — как в визуальном аспекте, так и в сюжетном. Disney постоянно находится в поиске оригинальных идей, способных сделать старую историю более актуальной и интересной как для преданных фанатов, так и для новой аудитории.

Через призму современности

Несмотря на то, что некоторые ремейки сняты едва ли не покадрово с мультика (например, «Красавица и чудовище» или «Аладдин»), создатели никогда не забывают, что фильм выходит в XXI веке, и встраивают его в современный контекст. Проблемы феминизма, ощущения и принятия себя, личной свободы и выбора, защиты животных и экологии – все эти мотивы присутствуют в новых фильмах Disney. Новая плеяда принцесс транслирует проблемы современных женщин. В «Аладдине» Гая Ричи Жасмин не дают проявить себя, заставляя принять предписанную традицией судьбу — оставаться безмолвной красавицей рядом с будущим султаном Аграбы. Но зритель, как и герои, понимает, что девушке суждено больше, чем «выйти за бестолкового принца». В конце фильма так и случается: благодаря своей внутренней стойкости и силе именно она становится Султаном и берёт правление страной в свои руки. В уже упомянутом нами «Дамбо» раскрывается проблема жесткого обращения животными. Если в конце классического мультфильма Дамбо остаётся в цирке и становится его звездой, то в фильме слонёнка с мамой отпускают на свободу в джунгли.

«Красавица и чудовище» (1991 и 2016)
«Красавица и чудовище» (1991 и 2016)

Иногда желание студии соответствовать современному контексту изменяет отдельные сюжетные линии, что вызывает возмущение фанатов. В игровом ремейке «Мулан» Disney убрали уже полюбившегося дракончика Мушу. В своё время его появление в картине вызвала у китайских зрителей неоднозначную реакцию, так как традиционно дракон считается могущественным и сильным созданием. Мы же его видим как забавного и смешного помощника главной героини. Изменилась и любовная линия персонажей, которой авторы уделили меньше внимания, чем в анимационной версии (сюжет в первую очередь о сильной девушке-войне, защищающей свою страну и дом). Студия постоянно находит грань между классической историей и отображением в ней современных проблем, игнорировать которые при актуальной повестке невозможно, да и не нужно, ведь порой их важно проговорить не только детям, но и взрослым.

Новый визуальный мир

Визуальный ряд в игровых экранизациях — то, к чему критики имеют меньше всего претензий, ведь каждый раз авторы выстраивают завораживающий волшебный мир в лучших традициях диснеевских сказок. Технологии CGI и motion capture, отвечающие за трёхмерную компьютерную графику, масштабные спецэффекты и сложные декорации создают на экране картинку, от которой невозможно оторваться, даже если вам не нравится сюжет. При этом с каждым годом игровые фильмы студии выглядят всё реалистичнее, будь перед нами огромный дворец Аграбы, мир Зазеркалья или джунгли. Зритель испытывает наслаждение, пересматривая знакомую сказку с поправкой на время и новые технологии.

«Король лев» (1994 и 2019)
«Король лев» (1994 и 2019)

Обратной стороной такого гиперреализма является то, что высокотехнологичная компьютерная графика неспособна оперировать спектром эмоций, доступным с помощью техники классической рисовки. Особенно хорошо это видно на примере персонажей-животных в ремейке 2019 года. Их реакции передаются в основном с помощью озвучки, что не производит такого же сильного эффекта, как в анимационном оригинале.

В руках мастеров

Создание крупнобюджетных картин требует участия настоящих профессионалов своего дела. Для большинства фильмов Disney находит не просто опытных ремесленников, а уже сложившихся режиссёров с собственным стилем. Первый успешный ремейк, «Алису в Стране Чудес», снял Тим Бёртон, картины которого узнаются всеми любителями кино с первых кадров. Интересно, что режиссёр в прошлом уже сотрудничал с Disney, но после работы над картиной «Франкенвини» (1984) корпорация разорвала все отношения с Бёртоном, аргументируя это «несоответствием мультфильма имиджу студии». Однако это не помешало ему вернуться и снять за последние 10 лет два ремейка: «Алису» и «Дамбо». Оба фильма не копируют реальность диснеевских мультиков, а представляют собой оригинальный бёртоновский мир: странный главный герой, которому помогает компания неординарных персонажей, кукольные и немного театральные декорации, мрачная картинка при обилии красок. Режиссёр взял сюжетную основу, однако перестроил её на свой лад. Кроме того, Бёртон, как любитель работать со «своими» людьми, перетащил в оба фильма композитора Дэнни Элфмана, а также целый ряд любимых актеров: Джонни Деппа и Хелену Бонем-Картер в «Алису» и Еву Грин и Майкла Китона в «Дамбо».

«Дамбо» (1941 и 2019)
«Дамбо» (1941 и 2019)

Конечно, столь явный авторский стиль чувствуется не везде. Один из последних ремейков Диснея «Аладдин» был снят мастером гангстерского кино Гаем Ричи. Но говорить о том, что автор переработал сюжет в соответствии со своим стилем, не приходится (по крайней мере, фирменные кадры из багажника зритель тут точно не увидит). Однако и здесь нашлось место характерным для британского режиссёра приёмам: например, сцена погони за Аладдином и Жасмин с использованием техники слоумоушен и клипового монтажа отсылает к ранним работам Ричи.

«Алладин» (2019 и 1999)
«Алладин» (2019 и 1999)

Пул режиссёров с уникальным авторским почерком позволяет не просто снять профессиональную картину, но и наполнить классику новыми смыслами. Это касается и фильма «Мулан», который сняла новозеландская режиссёрка Ники Каро, известная своими картинами о сильных женщинах, преодолевающих тяжёлые жизненные обстоятельства («Жена смотрителя зоопарка», «Северная страна»).

Посмотреть на новую «Мулан» можно с 10 сентября.

Текст — Кристина Ибрагимова

10.09.2020 ⋅ kudago.ru

Для добавления сообщения необходимо зарегистрироваться